Сознание как парадоксальная реальность Кино на FurTV.ru: Сериал "Мохнатики" и не только. Смотреть онлайн, скачать, купить DVD.
Скачать Ералаш

Мохнатики

 

Новости: 2013-07-27
Телеканал Fox выпускает в эфир новую серию своих «Гриффинов» («Family Guy»), где персонажи сериала в
...далее

Новости: 2013-07-01
Дэниел Рэдклифф примет участие в озвучке персонажа из мультсериала «Симпсоны». Дэниел Рэдклифф знако
...далее

Новости: 2013-06-28
Заокеанская киностудия Pixar, специализирующаяся на трехмерной анимации, сократит производство сикве
...далее

Новости: 2013-05-22
Компания Rovio Entertainment назначила Джона Витти сценаристом полнометражного фильма, основанного н
...далее

Новости: 2013-05-18
Мардж Симпсон скончалась... Точнее, скончалась Маргарет Гроунинг, мать американского продюсера Мэтта
...далее

Новости: 2013-05-09
Как стало известно, английский писатель Алан Александр Милн, автор книг о Винни-Пухе, писал на досуг
...далее

Новости: 2013-05-01
Руководство заокеанского кабельного телевизионного канала Comedy Central постановило не продолжать к
...далее

Новости: 2013-04-22
Немецкая фирма выпустила игрушечного медвежонка в образе папы Римского Франциска, пишет Bild. Медвед
...далее

Новости: 2013-03-18
18 марта 2013 года представители ФБР заявили: крупнейшее в американской истории ограбление музея (на
...далее

Новости: 2013-03-15
Авторы мультсериала Симпсоны не намерены в ближайшее время снимать продолжение полнометражной версии
...далее

  

mmm-www.com Каталог, который бесплатно раскрутит ваш сайт - заходите, попробуйте! Это даром!

Заказать футболку Симпсоны дешево и просто!
 

"Мохнатики" и другое интересное кино

Все остальное

Сознание как парадоксальная реальность

Везде сознание как интуитивно переживаемое «живое целое» превращается в пустое ничто при любых попытках его внешнего концептуального осмысления. Подобную парадоксальную ситуацию можно уподобить, вслед за У.Джемсом, парадоксальности дыхания, когда мы живем лишь благодаря тому, что ежесекундно вдыхаем и выдыхаем воздух, не замечая ни его, ни сам процесс дыхания; а в том случае, когда научно-рационально центрируемся на данном процессе, то познаем химический состав воздуха, механизмы его взаимодействия с физиологическими органами и т.д., но за скобками при этом всегда остается чудо живого дыхания как такового. Можно также уподобить сознание текущему потоку (весьма, кстати,  распространенная метафора при его описаниях от Гераклита до Гуссерля), органической частью которого являемся мы сами. Пребывая в потоке, мы можем описывать как собственные состояния, так и плывущие рядом предметы, но при этом не имеем реальной возможности «выскочить» из потока и занять относительно него позицию внешнего наблюдателя. Используя еще одну весьма распространенную метафору, можно отождествить сознание с полем, по которому движется наше «я», будучи принципиально неспособным обозреть его сверху целиком, а лишь довольствуясь каждый раз заново открывающимся конкретным ландшафтом. Показательно и знаменательно, что парадокс познания сознания оказывается идентичным парадоксу познания экзистенции, тонко схваченному в свое время К.Ясперсом: «Я не есть то, что я познаю, и не познаю то, что я есть».

Если саморазвитие и самосовершенствование начать с самопознания - будет достигнут хороший результат.

Парадокс «ускользающей предметности» является оборотной стороной другого парадокса — парадоксальности логических средств освоения его целостности. Со времен платоновского диалога «Парменид» известно, что рационально понять (или о-смыслить) нечто — значит, это нечто определить, т.е. положить мысленный (смысловой) предел его бытия, указав, по крайней мере, на то, что этим нечто не является и тем самым очерчивает внешнюю границу его существования. В противном случае, это нечто вообще нельзя рационально помыслить, ибо для того, чтобы быть в качестве предмета мысли, надо хоть от чего-то, да отличаться. Одна из важнейших функций сознания как раз и состоит в том, что оно всему полагает мысленные пределы, все рационально проясняет и упорядочивает посредством системы понятийных определений различного рода, и тем самым делает доступным для объективного и общезначимого осознания многими индивидуальными сознаниями. Но что является иным относительно самого сознания как мыслимого предмета? И здесь выясняется, что любая физическая, биологическая и социальная реальность, которые вроде бы должны полагать внешние границы его бытию, — сами всегда даны «в» и «сквозь» призму сознания.

Они в некотором смысле сами логически есть постольку, поскольку есть реальность сознания. Выходит так, будто то, что всему полагает границы, само в принципе не имеет внешних границ и, стало быть, не может быть определено стандартным рациональным  способом. На этот парадокс указывали такие мыслители, как Ф.Ницше, В.Вундт, П.Наторп, Э.Гуссерль, Ж.П.Сартр, в отечественной философии — М.К.Мамардашвили. Уподобляя сознание потоку, мы можем сказать, что нам не дан неподвижный берег, который мог бы выступить в качестве устойчивого логического иного относительно несущей нас «стремнины» сознания; или, обращаясь ко второй использованной нами метафоре, правомерно умозаключить, что сознание является бесконечным полем, размеры и конфигурацию которого — вследствие отсутствия у него видимых границ — невозможно точно очертить. Когда-то Б.Паскаль, обрисовывая трудности познания природы, блестяще уподобил ее бытие бесконечной сфере, центр которой находится везде, а окружность нигде .  Как ни странно, но скорее к сознанию следовало бы приложить этот паскалевский образ.

Можно сделать следующий вывод: в арсенале сознания есть более или менее адекватные логические средства для рационального определения любой мысленной предметности (даже Бога, которому еще Декарт модельно противопоставил гипотетического антибога-обманщика; и даже мира, которому физики противополагают гипотетический антимир), кроме предметности самого сознания. Здесь мы сталкиваемся с квинтэссенцией логического парадокса самоприменимости, где сознание выступает в роли знаменитого расселовского брадобрея, который бреет в городе всех, кто не бреется сам, но мучается неразрешимым вопросом, должен и может ли он брить самого себя. Данная констатация, разумеется, не дискредитирует высокую значимость рационально-философского изучения природы сознания, — об этом речь пойдет на последующих страницах нашей работы, — но лишь ставит под большой знак вопроса возможность адекватного чисто логического понимания его сущности.